22:47 

Videovaganza (текст)

Kuroi Kutsune
Личный Дьявол, до четырех утра (с)Joker_the_Violett
Действие происходит в том же интерьере, что и в клипе "La Plage De Saint Tropez": зал, в конце находится площадка с дверью, к ней ведут две боковые лестницы. Между лестницами стоят инструменты и пюпитры для нот.

Члены группы по очереди появляются в зале.

Александр *читает по бумажке*: – Меня зовут Александр Бард. Я родился в Южной Африке и привык быть трансвеститом-дьяволопоклонником, состоящим на службе в ООН *за кадром вопли и звук ударов*
Я пишу все материалы для Army of Lovers. В остальном я обычно занят религиозными вопросами, такими как секс, жизнь, наркотики и лошади. И слежу за всеми другими бесполезными существами, населяющими землю.

Тяжелое мужское сопение за кадром

Микаэла: – Здравствуйте. Я Микаэла Дорнонвиль де ла Кур. И я - центральная фигура в Army of Lovers. Фактически я пишу все тексты. И, конечно же, пою все вокалы.
Мне 45 лет, так что я самая младшая в группе. Конечно, я самая талантливая личность в этой группе.

За кадром чирикание птичек. Вообще при появлении Жан-Пьера чирикают птички, а иногда еще жужжат навозные мухи

Жан-Пьер *говорит по телефону*: – Да. Да. Нет. O, послушай, дорогая, вешаю трубку, перезвоню тебе позже *целует трубку*

– Здравствуйте. Я Жан-Пьер Бардо...
Суфлер: – Барда...
Жан-Пьер: – Барда.*подумаешь, человек свою фамилию забыл*. Я еврей...
Суфлер: – француз...
Жан-Пьер: – Алжирский француз...
Суфлер: – королевский...
Жан-Пьер: – эксперт по прическам и стилю *шведского* королевского двора. Моя самая большая мечта - сыграть главную женскую роль в большой голливудской кинокартине... о, и родить Кевину Костнеру детей. Я...
Суфлер: – вдохновитель для всех...
Жан-Пьер: – вдохновитель для всех...
Суфлер: – материалов...
Жан-Пьер: – материалов Army of Lovers.

*Опять тяжелое мужское сопение*

Доминика: – Привет. Меня зовут Доминика *Печински*. Это действительно не вопрос, сколько мне лет, потому что моя красота вечна.
Я потомственная польская еврейка, и еще очень богата. Я была наиболее успешной стриптизершей нашего века, но с некоторых пор, по различным причинам (из-за религии, например), я также стала центральной фигурой Army of Lovers. Только я заведую несколькими телефонными секс-линиями. Моя любимая линия - конечно же, обо мне. Номер - ... ... ... *писк цензуры за кадром*. И это стоит всего $60 в минуту. Все остальное время я молюсь Богу в синагоге и совершенствую свои большие таланты *демонстрирует грудь*

Появляются первые несколько кадров "Ride The Bullet".

Александр: – Раз-два, раз-два. Раз-два *хлопает игрушечной доской, на которой рисуют номер дубля*.

Это видео было снято в начале нашей карьеры. Так как мы имеем привычку не выходить из дома ради чего-либо меньшего, чем королевская трапеза, то мы подумали, что будет хорошей идеей снять видео в нашей гостиной. Особенно, учитывая, что и песня была записана там же.

Жан-Пьер: – Мне действительно никогда не нравились обои в той комнате. А пол... О, это было ужасно, пока мы не постелили тот красивый мраморный пол. Старый не шел с ним ни в какое сравнение. Вот, я с самого начала сомневался, стоит ли снимать там видео.

Александр: – В видео есть "свои моменты" с маленькой статуэткой Ленина, которую я ухитрился вывезти контрабандой из России перед тем, как там начались политические изменения. Она напоминает мне славные милые деньки холодной войны.

Жан-Пьер: – Я полагаю, все вышло довольно хорошо, учитывая, что это был мой режиссерский дебют, и, как-никак, видео снималось в 1975, знаете ли.

Ride The Bullet

Все четверо находятся внизу, перед инструментами. Дамы сидят на стульях по бокам и делают вид, что они тут ни при чем. За спинами Army оркестр настраивает инструменты.

Жан-Пьер: – Это было как... шок, когда я понял, что же мы сняли. Наша гостиная выглядела такой неприглядной и обшарпанной! Восстановления квартиры... восстановления дома было явно недостаточно. Я почувствовал необходимость снести это все голыми руками, вот.

Александр: – Потом Жан-Пьер начал отстраивать весь особняк самостоятельно, в порыве гнева и стыда. Я знал, что рано или поздно он иссякнет, и был прав. После нескольких часов одних размышлений над тем, как все переделать, он окончательно сдал.

Дамы демонстративно зевают.

Жан-Пьер: – Это была такая тяжелая работа, вот.


Александр: – Так что я решил, что мы должны нанять кого-то еще сделать эту работу, пока мы поедем на отдых в наш летний замок на юге Швеции. Смена обстановки пошла бы Жан-Пьеру на пользу... во-от *все трое передразнивают Жан-Пьера*

В зале появляется качель. Алекс качается на ней лежа.

Пока мы оставались в замке, я решил, что в качестве терапии мы должны сделать шоу в Маленьком Театре В Замке. И мы делали шоу в Маленьком Театре В Замке. Мы делали маленькое шоу для маленьких крестьян. Это выглядело малень..5 э... что-то вроде этого *Кар! - чуть не падает с качели*

My Army Of Lovers

Александр: – Маленькая пьеса не пошла Жан-Пьеру на пользу. У него начались религиозные терзания. Мы действительно должны были то и дело заковывать его в цепи, чтобы он не заел себя до смерти.

Жан-Пьер *качается на качели сидя. В руке держит цветочек*: – Это была самая странная...
Суфлер: – вещь...
Жан-Пьер: – вещь. Обычно я очень осторожен с тем, что я ем, но это был действительно серьезный срыв. До меня дошло, что я выставил себя таким дураком, показывая наш особняк...
Суфлер: – дворец...
Жан-Пьер: – показывая дворец таким позорным способом. Я не хотел носить ничего, кроме... кроме...
Суфлер: – тесных...
Жан-Пьер: – тесных...
Суфлер: – кожаных...
Жан-Пьер: – кожаных...
Суфлер: – подгузников...
Жан-Пьер: – подгузников... тесных кожаных подгузников... в качестве епитимьи. Я был как одержимый. Мы говорили о ванне...
Суфлер: – принимали...
Жан-Пьер: – мы принимали ванну и соблюдали чистоту, вот. Но благодаря энергичной поддержке, энергичной поддержке...
Суфлер: – Александра...
Жан-Пьер: – Александра я наконец преодолел это... вот *рыдает*.

Александр: – Ну, он точно не справился бы без меня, и я поступил благоразумно - урезонил его. Просто взгляните на это и судите сами, был у человека нервный срыв или нет.

Crucified

Жан-Пьер *цветочек уже воткнул в голову*: – Как только мне стало лучше, я решил, что мы должны вернуться в новоотстроенный замок. Я подумал: если он выглядит отлично, мы должны переснять весь проект Ride The Bullet. В чем я себе не отдавал в то время отчета - так это то, что Александр, помогая мне, слишком перенапрягся. Он также был вовлечен в любовную интригу, о которой я тоже ничего тогда не знал - опустошающую, тайную интригу. Ну, более подробно я расскажу вам об этом чуть позже.

Александр: – Новые пол и стены придали новое звучание новой записи песни. Она звучит совершенно по-новому, я думаю.

Жан-Пьер: – Ну, квартирка выглядела – м-м-м! Но строители, должно быть, немного сошли с ума. Они оставили кое-что в ванной, потому что когда она пошла в постель, случилось кое-что странное. Вы увидите.

Ride The Bullet - US version

Александр: – Там мы внезапно обрели светловолосую вокалистку, но я действительно не понял, как это получилось.

Жан-Пьер: – Любовная интрига Александра и тот факт, что он был действительно озадачен феноменом в ванной, таки доконали его в конце концов. У него начались зрительные и слуховые галлюцинации. Он даже думал, что мы такие злые и хотим причинить ему боль. Вот. *наконец убивает одну из мух у себя на щеке. Звон битого стекла*. Он держал любовную интригу в такой совершенной тайне, что мы оба были совершенно шокированы. Во всяком случае, дядя Микаэлы стоял во главе известной психбольницы, которая в то время называлась Санкт-Петербург. Микаэла сказала:

Микаэла *танцует с одним из статистов из "La Plage De Saint Tropez"*: – Давай заберем его туда. А мой дядя добавил:

Жан-Пьер: – Что я и Микаэла должны составить Александру компанию на этот тяжелый период. Он также обещал, что если мы будем себя хорошо вести, он научит нас, как помочь ему с электричеством...

Микаэла: – И с иголками, и с ножами... *за кадром раздаются жуткие вопли Алекса и визг бормашины*

Жан-Пьер: – И с другими чудесными штучками.

Александр: – Я был разодран на кусочки изнутри, когда любовная интрига закончилась. С кем? Лучше не буду говорить об этом ужасном обманщике, лгуне и дерзком сукином сыне. Мне жаль, мне очень жаль, я все еще расстраиваюсь, как только подумаю об этом. Но я преодолел это: обработка электрошоком и лоботомия действительно здорово помогли, и сейчас я чувствую себя намного лучше.

Obsession

Микаэла: – После нескольких месяцев в больнице мы почувствовали, что Александр вернулся к своему нормальному эгоистичному самовлюбленному поведению. Так что мы вернулись в Швецию.

Александр: – Чего я не представлял до возвращения в Швецию, так это того, что я действительно забеременел. Это был такой шок. Я никогда не учитывал такой возможности. Из-за этого, понимаете, весь мой мир разваливался на куски. Единственное, что спасло меня от сумасшествия - это помощь моих дорогих друзей.

Жан-Пьер: – Я был шокирован, ошеломлен, зол, расстроен, опечален, когда я...
Суфлер: – понял...
Жан-Пьер: – понял, что случилось. Как оно могло оставить Александра в таком состоянии...
Суфлер: – неделю спустя...
Жан-Пьер: – Неделю спустя мой живот вырос и стал таким, как у Александра, из физического сострадания.

Громовые раскаты за кадром

Микаэла *очень выразительно гладит микрофон*: – Когда я увидела Александра и Жан-Пьера с этими здоровенными животами, то поняла, что мы не можем показаться другим знаменитостям в таком ужасном, гадком состоянии. Моя тетя - покровительница монастыря в южной части Франции. Так что я почувствовала, что было бы хорошей идеей укрыться там от остального мира.

Judgment Day

За кадром раздается тявканье собаки

Александр: – Я действительно люблю его, но, к несчастью, у меня аллергия на собак, поэтому я не мог оставить его у себя. Он живет с нашим дизайнером *Камиллой Тулин*, но я навещаю его время от времени. Все это было давно, а последний год мы провели, путешествуя по Дальнему Востоку и остановившись на Ривьере. Жан-Пьер снова нашел путь к своей вере и религии. Сейчас он чувствует себя намного лучше.

В этом месте видно суфлера. Правда, он одет в белый бурнус и поэтому сливается со стенкой.

Жан-Пьер: – Да, наконец я впал в запой...
Суфлер: – к миру...
Жан-Пьер: – *пришел* к миру с моими сомнениями. Чувствуется свобода, освежение, обновление, чудесно, я родился заново. М-м, вроде того, вот...
Суфлер: – так или иначе...

Жан-Пьер: – Так или иначе, в моем новом вдохновленном состоянии я решил написать песню о том, как я счастлив и как прекрасна жизнь. [Показывают, как Жан-Пьер вприпрыжку носится по залу]. Я очень горжусь этой...
Суфлер: – песней...
Жан-Пьер: – песней. Не знаю, откуда я взял...
Суфлер: – припев...
Жан-Пьер: – припев. Не знаю, о чем я думал.

Александр: – Когда я увидел, как счастлив Ж.П., я решил написать об этом песню: как он счастлив и как прекрасна жизнь. Я очень горжусь этой песней, особенно припевом. Не знаю, откуда я его взял.

Микаэла: – Когда я увидела счастье Жан-Пьера, то решила написать об этом песню: как он счастлив и как прекрасна жизнь. Я так горжусь этой песней, особенно припевом. Хотела бы я знать, откуда я его взяла.
Мы также встретили в Сен-Тропе чудесную леди.

Жан-Пьер: – О, она восхитительна, просто восхитительна...

Алекс стоит рядом с Доминикой; подходящие гости целуют ручки им обоим.

Александр: – Честная, скромная,

Жан-Пьер: – Просто восхитительна...

Микаэла: – Мы все ее обожаем.

Жан-Пьер: – Очень восхитительна. Я восхитителен, она восхитительна, ну, всё восхитительно, о-о.

Доминика *сидит посреди зала, выложив ноги на стул. Кошачье мяуканье за кадром*: – Дайте-ка я расскажу. Когда я впервые встретила их в казино, они были так счастливы и так полны жизни, что я решила написать об этом песню. Вы знаете: о том, как они счастливы и как прекрасна жизнь. Я очень горжусь этой песней, особенно припевом. Я действительно не знаю, откуда я это все взяла, но это шедевр.

Israelism

Все четверо сидят на лавке. Слева направо: Доминика, Жан-Пьер, Алекс и Микаэла.

Жан-Пьер: – О, это так мило - видеть и слышать что-то милое и морально корректное *кладет руки на колени Доминике, потом Александру. Доминика безуспешно пытается убрать его руку*. Сегодня в мире так много разврата и странностей. И, опять-таки, мир полон гадких людей. Помню...
Суфлер: – когда мы устроили эту вечеринку в коттеджe...
Жан-Пьер: – когда мы устроили эту вечеринку в том маленьком коттеджe, который мы купили на Ривьере, я пригласил тысячи знаменитостей, но разве они выразили хоть какую-то благодарность, какую-то (?) ? Нет. Это было ужасно.

Микаэла: – Они думали, что могут прийти на нашу вечеринку без всякого признака хороших манер, пить и танцевать, не обращая на нас ни малейшего внимания. Но мы показали им, как следует проводить вечеринки.

La Plage De Saint Tropez

Доминика: – О, уходите сейчас! Вы должны уйти сейчас, потому что мы готовимся к следующей записи. А еще мы собираемся снимать новое видео. И это фантастическая песня... и это все моя вина... *рыдает на груди у Жан-Пьера*

Александр: – Мы хотим вернуться к корням рок-н-ролла, к самой основе, к базе, откуда происходит весь действительно велиий рок-н-ролл. Вы знаете характер материала *перелистывает страницу*, откуда происходит весь этот металл, спид-металл и пауэр-металл. Мы все едим много сырого мяса и пьем много пива, чтобы прийти в нужное состояние; стихи такие... замысловатые.

Жан-Пьер: – И как всегда я все делаю сам. *Доминика хмурится*. Вот Доминика, она такой блестящий продюсер *кладет руку ей на грудь* Она действительно знает, как показать вас с лучшей стороны. Увидимся позже после съемки *укладывает Доминику на пол*

Sons Of Lucy
Heterosexuality
*only sound*

@темы: army of lovers, Videovaganza

   

my_dear_world

главная